Миллион гривен компенсации морального вреда

20.04.2011

Стаття про успішну справу адвоката Харківського офісу громадського захисту Олени Кутепової.

Стаття про успішну справу адвоката Харківського офісу громадського захисту Олени Кутепової.

Сумму, названную в заголовке, получит незаконно осужденный Игорь Олейник, пробывший шесть лет в местах лишения свободы.

Это событие почти шестилетней давности я отчетливо помню. Словно на киноленте вижу сквозь решетку в зале судебного заседания Апелляционного суда Харьковской области тонкое, необычайно бледное (такое бывает только у заключенных) лицо Игоря Олейника, обвиняемого в убийстве харьковчанки Н. Князевой в ее квартире, где в тайнике якобы хранились золотые украшения, бриллианты.

Алиби никто не проверял

Помню в подробностях рассказ Игоря о том, что он не причастен к убийству, потому что не мог находиться в тот день, 14 апреля 1989 г., в Харькове, поскольку проходил воинскую срочную службу в Казахстане и там же был направлен для учебы в школу младших командиров, по окончании которой получил звание сержанта. Он называл фамилии ребят, с которыми учился (спал в казарме рядом, кровать к кровати), просил суд вызвать и допросить их. А еще утверждал, что не знаком с теми, кто свидетельствовал против него.

Но была версия следствия: Олейнику командир учебной роты предоставил отпуск на несколько дней. Будто бы он такие дал показания на допросе. Их зачитали в судебном заседании.

Олейник поведал суду трагедию: через год после его ареста умерла мама (она была онкобольной), его арест, конечно же, ускорил ее смерть. Она страдала. День и ночь писала жалобы в различные инстанции, доказывая его невиновность. Сын в отпуск не приезжал, утверждала она. В ответ получала отписки, и это убивало ее. А когда умерла

4 сентября 2001 г., ему не позволили даже присутствовать на ее похоронах.

Недалеко от меня в зале судебного заседания сидел, как я потом узнала, отец Игоря. Он то и дело глотал таблетки, видно, плохо было с сердцем.

Всей душой я откликалась на эту беду, но умом трезво пыталась оценить события, понять: было или не было алиби.

Олейника задержали спустя 11 лет после совершенного преступления, что само по себе вызывало вопросы. А тогда, в год убийства, еще был Советский Союз, а значит, порядок, особенно в армии. И я невольно задавалась вопросом: были ли у Игоря, солдата срочной службы, будто бы отправленного в отпуск, воинские проездные документы, тем более следствие утверждало, что он летел самолетом? Ведь не мог он просто так кататься по стране — без военного билета, проездных документов. Ему предстояло из Казахстана через Москву с несколькими пересадками лететь в Харьков. Но материалы следствия не давали ответа на эти вопросы. Защита Олейника заявила ходатайство о проверке алиби, но они фактически были проигнорированы. Председательствовал тогда по делу, которое слушалось в Апелляционном суде, Н. И. Задорожный (ныне он председатель Дзержинского районного суда). Создавалось впечатление, что коллегия судей слепо придерживалась версии следствия, во всяком случае алиби, а оно будто бы было и у двух других подсудимых (один говорил, что в день убийства был в г. Ялте, другой — в Москве), вообще не проверялось.

Тогда я опубликовала серию статей в газете «Время» под рубрикой «Из зала суда», высказывала свои сомнения в доказанности вины Олейника и других подсудимых. А сомнения у меня от заседания к заседанию росли.

Явка с повинной. Была ли она?


Еще одним доказательством вины Олейника, так считало следствие, была написанная им явка с повинной, но в судебном заседании Игорь дал показания, что писал ее не добровольно, а под физическим и психическим воздействием работников милиции.

Кстати, этот факт своим письмом от 29 мая 2003 г., адресованным председателю Верховного суда Украины, подтвердил заместитель начальника СБУ Украины Ю. Вандин. В письме говорится: «…факты применения сотрудниками харьковской милиции физического насилия и морального давления на подозреваемых и обвиняемых (в том числе и на Олейника И. В.) с целью получения «нужных показаний» об убийстве Князевой Н. Г. — действительно имели место».

Однако суд это письмо во внимание не принял.

Это уголовное дело в Апелляционном суде Харьковской области слушалось где-то полтора года. Заседания откладывались, переносились на длительные сроки. А невиновные люди в тяжелейших условиях находились все это время в СИЗО. Можно представить, что они чувствовали.

Наконец был оглашен приговор. Все четверо фигурантов по делу были признаны виновными. Игорю назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества (Верховный суд сократил срок до 14 лет), а еще двое были приговорены к пожизненному заключению. Страшно подумать, что это могло свершиться.

Итак, на долгие шесть лет Игорь Олейник был лишен свободы, находился в СИЗО, колонии строгого режима. 2189 дней, скажет он мне при встрече, и я пойму: каждый день отмечен зарубиной в его памяти.

Лучшие молодые годы он находился за решеткой, в крайне тяжелых, порой нечеловеческих условиях (его не раз помещали в карцер). Вот ужасающий факт. При медицинском осмотре 28.07.2005 г. у Олейника был выявлен «дефицит массы тела». Вес 60 кг при росте 184 см. И был поставлен диагноз: «гипотрофия 1 ст.». А при поступлении в СИЗО он весил 85 кг.

Почему я пишу об этом в прошлом времени?

Да потому, что с 19 августа 2006 г. Игорь Олейник на свободе. В отношении его 16 февраля 2006 г. Верховный суд Украины, рассмотрев дело по вновь открывшимся обстоятельствам, отменил незаконный приговор. В определении суда говорится, что вина И. В. Олейника в инкриминируемом ему убийстве не доказана (в отношении трех других лиц приговор также отменен).

Прокуроры не верят прокурорам

А как же те, кто, выходит, сфабриковал материалы дела, кто вынес неправосудное решение?

Могут ли они теперь жить спокойно, спать спокойно? Не волнуйтесь, граждане. У них все окей. Они уверенно продвигаются по служебной лестнице. Как уже сообщалось, Н. И. Задорожный — председатель Дзержинского районного суда. Следователь В. В. Литвинова, бездарно расследовавшая громкое уголовное дело, работает прокурором-криминалистом в прокуратуре Харьковской области.

Ее я увидела в 2008 г. в Червонозаводском районном суде, куда она была вызвана для дачи показаний в связи с поданным иском о компенсации морального вреда.

Этакая рубенсовская дама без тени сомнения давала неадекватно жесткие оценки. Дескать, после того, как данное уголовное дело побывало в прокуратурах Полтавской и Днепропетровской областей, его развалили. До чего дошло: прокуроры не верят друг другу. Лично же она, подчеркнула, и сегодня убеждена, что данные лица причастны к убийству.

Заметьте: это после окончательного решения, вынесенного Верховным судом Украины. Явная демонстрация неподчинения закону. Выходит, Литвинова себя ставит над ним?!

Правовой нигилизм наших правоохранителей подчас удручает. Да, все шесть лет адвокат Игоря Олейника Елена Кутепова (а она защищала интересы еще двух лиц по этому делу, которые пожизненно были приговорены к заключению) кропотливо, высокопрофессионально собирала доказательства невиновности своих подзащитных. А что поделаешь, если презумпция невиновности у нас не действует, хотя и много труда положено на разоблачение «троек», действовавших в далеком 1937 году. Но, видно, весь пар ушел в свисток. А презумпция невиновности в ряде случаев так и не стала «королевой правосудия».

Кутеповой удалось найти доказательства и документально подтвердить, что

И. Олейник в отпуск не приезжал. В ходе дополнительного расследования по ее ходатайству был заново допрошен командир роты, где учился И. Олейник, — Хегай. Он заявил, что без соответствующего оформления, в том числе проездных документов, не мог отпустить в отпуск солдата срочной службы.

19.08.2006 г. следователь по особо важным делам прокуратуры Днепропетровской области С. А. Перхун вынес постановление о прекращении данного уголовного дела по реабилитирующим обстоятельствам.

Суд признал: необоснованно лишен свободы

Верховный суд Украины поставил окончательную точку в этом нашумевшем деле. И в июне 2007 г. И. В. Олейник подал в Червонозаводский районный суд иск к Государственному казначейству Украины, прокуратуре Харьковской области о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда. Размер компенсации им был определен в 2500000 грн.

Червонозаводский районный суд г. Харькова (судья С. В. Остапчик) вынес решение о частичном удовлетворении исковых требований И. В. Олейника и постановил взыскать в его пользу один миллион гривен.

В решении читаем: «Необоснованное привлечение к уголовной ответственности и лишение свободы на протяжении шести лет причинили истцу значительные моральные страдания, факт наличия которых не вызывает у суда сомнений и не требует дополнительного доказательства».

И далее: «постановляя решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд отклонил доводы представителя прокуратуры Харьковской области о якобы существующей доказанности вины Олейника И. В. в совершении разбойного нападения и умышленном убийстве Н. Г. Князевой. Это утверждение опровергнуто процессуальными решениями об отсутствии доказательств в причастности истца к этим преступлениям. Указанные неотмененные решения имеют преюдициальное значение для решения данного гражданского спора».

Необоснованным суд также посчитал ссылку представителя прокуратуры Харьковской области на то, что Олейник препятствовал установлению истины по делу «путем самооговора».

«Выводами экспертов и действующими процессуальными решениями суда и прокуратуры, говорится в решении Червонозаводского суда, установлено, что Олейник И. В. давал показания недобровольно (!).

Суд решил: за счет средств государственного бюджета Украины возместить моральный вред, причиненный Олейнику И. В., и обязать Государственное казначейство Украины выплатить ему один миллион гривен».

Замечу: это от «нашего общего пирога» отрезают, и без того скудный госбюджет так походя теряет немалые средства. А непосредственные виновники этого, как говорится, не внакладе.

Да, суд учел глубокие моральные и физические страдания молодого человека, ухудшение состояния его здоровья, у него теперь целый «букет» болезней, другие важные обстоятельства, хотя в принципе есть ли та сумма, которая может возместить шесть потерянных лет жизни?!!

Вопрос вопросов: кто виноват?


Но до каких же пор виновные в фальсификации уголовных дел будут оставаться безнаказанными? Еще на памяти оправдательный приговор незаконно осужденного также в убийстве (следствие вела В. В. Литвинова) Романа Бутенко.

Вдумайтесь только: в постановлении о закрытии уголовного дела от 19.08.2006 г. говорится: «должностное лицо прокуратуры Харьковской области (а это В. В. Литвинова. —Н. Ш), которое проводило досудебное следствие по уголовному делу, в результате чего предъявлено обвинение истцу (И. Олейнику. —Н. Ш.), пояснило, что в обвинительном заключении она привела показания командира роты Хегая, изменив их».

В ходе дополнительного расследования, проведенного прокуратурой Днепропетровской области, установлены и другие факты фальсификации и создания искусственных доказательств по данному уголовному делу.

Но вот интересная деталь: в судебных дебатах при рассмотрении иска о взыскании морального вреда представитель Госказначейства ссылался на то, что выплата суммы в один миллион гривен приведет к значительным убыткам Государственного бюджета Украины, забыв или не зная, что в Конституции записано: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью, права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства, а государство отвечает перед человеком за свою деятельность».

Какие замечательные слова! Но как часто государственные чиновники нарушают эту конституционную норму, и как важно, чтобы правосудие защищало гражданина от посягательства на его права и свободы.

А мы-то знаем, что происходит в реальности: за раскрытие громких дел прокуроры и милиционеры получают новые звездочки на погонах, судьи — более высокие назначения.

Но в нашем случае история имеет хэппи-энд. Коллегия судей Апелляционного суда Харьковской области (председательствующий по делу

В. В. Бобровский, судьи: А. П. Ивах, С. Г. Коровин), рассмотрев апелляционные жалобы Государственного казначейства, прокуратуры Харьковской области на решение Червонозаводского районного суда от 19 августа 2008 г., отклонила их, а решение Червонозаводского райсуда оставила без изменений.

Верховный суд Украины оставил решение Червонозаводского районного суда г. Харькова и Апелляционного суда Харьковской области в силе, а это значит, что Игорь Олейник получит в виде компенсации морального вреда один миллион гривен! Хотя пока суд да дело, украинская гривня обесценилась на 50 процентов и стала лидером девальвации европейских валют.

Еще одна история

Оптимизм вселяет и то, что такие решения сегодня суды все чаще выносят. В статье «Ноу-хау харьковских ментов» («Время», 10.02.2005 г.) я рассказала о незаконном задержании сотрудниками Московского райотдела милиции 4 декабря 2004 г. Игоря Мирошниченко. Двое суток его содержали в райотделе милиции, на него надевали наручники, его принуждали признаться в убийстве и изнасиловании, которых он не совершал. Настоящий преступник позже был найден, невиновность Мирошниченко стала очевидной. Он обратился в Московский районный суд с иском к Московскому райотделу милиции. И суд (судья А. Н. Харченко) вынес решение о возмещении материального вреда в пользу И. В. Мирошниченко в суме 5 тысяч гривен.

Эти примеры учат: как бы тяжело ни было (иногда проходят годы), надо бороться за свои права. Только так можно построить справедливое гражданское общество, способное контролировать власть, правоохранительные органы, призывать их в случае необходимости к ответу. Известно: безнаказанность ведет к вседозволенности. А мы не должны с этим мириться. Это не только наше право, но и гражданский долг.

Но скептик может возразить: чтобы бороться, нужны большие деньги, в том числе для оплаты услуг адвоката. Где их обнищавшим гражданам взять?

Хочу с удовлетворением сообщить, что в Харькове и ряде других регионов действует благотворительная организация «Пилотный проект» «Правовая помощь», где работают видные адвокаты, в их числе и Елена Кутепова. Они оказывают помощь только по уголовным делам.

Если вас задержали работники милиции
Помните свои права:

— требовать вызова адвоката, даже если у вас нет средств для оплаты его помощи (адвокат должен быть вызван немедленно)

— иметь конфиденциальное свидание с адвокатом до первого допроса (от адвоката вы можете получить правовую помощь и поддержку)

— отказаться от дачи показаний, пояснений, не отвечать на вопросы (все, что вы скажете, может быть использовано против вас).

Внимание! Вам обязаны разъяснить, в чем вас подозревают, почему вас задержали и ваши права. Читайте внимательно все документы и не подписывайте того, что не прочитали, не понимаете или с чем не согласны. Вы не обязаны доказывать свою невиновность. На протяжении 72-х часов вас должны освободить или доставить к судье. Требуйте, чтобы о вашем задержании были уведомлены Офис бесплатной правовой помощи и ваши родственники. Адвокат обязан использовать все предусмотренные законом средства для защиты ваших законных прав и интересов.

Этот перечень прав не является исчерпывающим.

Офис бесплатной правовой помощи по уголовным делам является пилотным (экспериментальным) проектом, действующим в г. Харькове во исполнение Указа президента Украины «О реформировании системы бесплатной правовой помощи в Украине от 09.06.2006 г.

Работники милиции обязаны на протяжении 2-х часов уведомить адвокатов Офиса бесплатной правовой помощи о каждом случае задержания лица.

Адрес офиса: г. Харьков, пр. Гагарина, 4, этаж 11, к. 87.

Телефоны: 761-62-46, 754-59-86.


Джерело: Время

Автор: Наталия Шеховцова